Мемориала Демьянюка

Мемориала Демьянюка

Возможно, новым рекордсменом мира станет именно победитель Мемориала Демьянюка?

Львовский прыгун Дмитрий Демьянюк (слева) и его российский коллега Александр Шустов: «Кто возьмет рекордную высоту? Ты! ».
На чемпиона Европы 2010 года Александра Шустова во Львове ждали три года. Поэтому когда недавно на львовском Мемориале Алексея Демьянюка россиянин вышел в сектор для прыжков в высоту, зрители замерли. Но ненадолго. Шустов не только классно прыгал, но и активно общался с трибунами, развлекая болельщиков пантомимами … «За кулисами» я увидела другого Александра — мудрого, серьезного и рассудительного.
Хотя это не мешало воспитаннику легендарного Евгения Загорулько, которого считают лучшим тренером мира по прыжкам в высоту, иногда шутить и смеяться. — Евгений Загорулько в одном интервью сказал, что выбирает подопечных «по выражению лица». Что понравилось ему в вашем лице? — Я пришел к Евгения Петровича девять лет назад. Видимо, от него не приховалося мое желание работать, прыгать. Может, заметил какой-то блеск в моих глазах … — Загорулько считают гением — и при этом называют тираном и деспотом … — На самом деле мой тренер — неординарная личность, замечательный психолог и сильный педагог. Для меня он самый авторитет. Ведь вот они — его результаты. Я у него — одиннадцатый ученик, кто прыгает выше 2,35 м! Загорулько — сочетание охотника и шахматиста. Если почувствовал «кровь», идет на нее, не оглядываясь. И использует все административные ресурсы, чтобы добиться результата. Когда ты рядом с этим человеком, не можешь не заряжаться его энергией, не перенять его уверенность. Но он, к сожалению, уже не молодой человек. Как-то Евгений Петрович сказал, что ему стало трудно проживать жизнь рядом с молодым спортсменом. Ведь он на тренировках «горит» вместе с нами … В одном интервью я прочитал такие его слова: «Моя свеча уже догорает». Больно об этом думать. Для меня он — второй отец. — А ваш отец не ревнует к своему конкурента? — Раньше, когда я впервые озвучил свои чувства, ревновал. Но это прошло. Папа понимает, что тренер в течение последних девяти лет видит меня чаще, чем родные родители … А тираном Загорулько называют потому, что он не терпит халявы и халявщиков. Он убежден, что результат — это прежде всего объем выполненной на тренировках работы. Тяжелой, кропотливой, порой скучной. Эти большие объемы даются тяжело. Но тренера этим не разжалобить. У тебя слезы на глазах, а он только руками разводит: «Надо делать». Пытался я халявить? Бывало. Но потом корил себя беспощадно: «Дурак! Тогда ты не доработал, а теперь не пришел сантиметр, проиграл попытку ». — А у вас самого нет ревности к его иногда успешных учеников? — Ревность — это для молодых, неопытных и малограмотных атлетов. К тому же Евгений Петрович строит работу так, чтобы на тренировках мы не сталкивались. Во время технической работы или подготовки к чемпионатам мы с Андреем Сильнов практически не пересекаемся. У нас тренировки проходят в разное время. Я иду домой отдыхать, а у тренера — новое тренировки. А потом еще один, с олимпийской чемпионкой Аней Чичеров, далее — с Леной Слесаренко … — Почему школа Загорулько — лучшая в мире? Это феномен личности или дело в уникальной методике подготовки? — Здесь сошлись все звезды. Особая методика сочетается с харизмой и желанием работать. Кстати, Евгений Петрович тренировал не только прыгунов в высоту. Призер Олимпийских игр в тройном прыжке Денис Капустин — тоже его ученик. Да и в других видах легкой атлетики в Загорулько есть чемпионы. — Загорулько стремится не так побед, как мировых рекордов авторства его учеников. Чичеров приблизилась к рекорду вплотную. А возможно вскоре поколебать планку рекорда у мужчин? — Если бы на Олимпиаде-2008 кто-то из соперников Сильнова прыгнул под 2,40-2,42 м, Андрей пошел бы на рекорд. Был к этому готов. Однако Олимпиада — не тот старт, где устанавливаются мировые рекорды. Рекордные высоты покоряются обычно на коммерческих и не слишком ответственных стартах. На одном таком турнире в Афинах Ваня Ухов прыгнул 2,40 м. Поэтому победу Ивана в Лондоне с результатом 2,38 м можно считать небольшим чудом. С 1996 года никто на Играх так высоко не прыгал. Если на каком-то небольшом турнире будет совпадение всех условий, — погода, сектор, покрытие, готовность самого прыгуна, — то рекорд состоится. — Может, следующим рекордсменом мира будете? — А почему бы и нет? Когда планка стоит выше 2,35 м, на высоту уже не обращаешь внимания. Просто знаешь, что прыгать нужно очень высоко. Так какая разница, насколько высоко? — Что не сложилось для вас на Олимпиаде в Лондоне? — Тяжелым был отборочный чемпионат России. Перед тем на сборе я неудачно приземлился. Как следствие, заклинило шейный позвонок. Боли были постоянными. Через нервы я потерял вес. И так был не слишком крепким, а за десять дней до Игр потерял еще 4 кг. Я сам себя сжег. В сектор на Играх вышел пустым … — Ваша жена Екатерина Кондратьева — чемпионка мира в спринтерской эстафете. Как находят общий язык два чемпионских характеры? — Общий язык можно найти только тогда, когда обе половинки знают, какой ценой даются победы. Люди «с улицы» никогда не поймут профессионального спортсмена. Мы же слеплены из одного теста, поэтому нам вместе так хорошо. Двадцать дней в месяц ты на сборе, потом долго едешь домой. И те три-четыре дня в месяц, что можешь провести с родными, — невероятное счастье. — А вашему двухлетнему сыну чьи медали больше нравится — мамины или ваши? — А он медалями не играет, ему и машинок хватает.